Баклуши бить – это не работу работать! Вот так примерно можно услышать в свой адрес бездельнику, что целыми днями слоняется от скуки, не прилагая ни к чему рук. Одним словом – бьёт баклуши! Откуда эти баклуши взялись и почему их именно – бьют? Почему так говорят?
Сразу же скажем, что баклуши – это деревянная заготовка, из которой потом ложкари вырезают свои ложки, да и другую домашнюю утварь, как мелкую, так и покрупнее.

Кто на Руси бьёт баклуши?

Практически всю Русь, да и близ прилегающую Азию баклушники из Семёновского уезда Нижегородской губернии обеспечивали щепяным товаром, или, как ещё называли «горянщиной». Здесь и лопаты, оглобли, лотки для разносной торговли, совки, да мелочёвка всякая домашняя- ковши для кваса, да пива, ложки, миски, кадки, разные чашки, половники да вёдра – всё это называют щепяным товаром.

Но, прежде чем появиться ему в доме, должен был кто-то сделать заготовки для мастеров – сходить в лес, выбрать правильное дерево, срубить его, обтесать, просушить не один раз…. Занимались этим баклушники, которые даже стеснялись своего промысла – ведь дальше, чем выбить баклушу из осины, они ничего не делали.

Вся та красивая утварь, что уходила потом в народ, создавалась уже более умелыми руками, и не гоже было этим мастеровым рукам лазить по лесным низинам в поисках подходящего пня.

Баклуши выбивали не только из осины, но и из берёзы, клена. Лучше всех – кленовая, потом осиновая, и меньше всего ценилась берёзовая.

Нижегородская губерния богата была зарослями осины, не приметным и не любимым в народе деревом. Серая листва, унылая внешность навевает тоску, и в народе говорили, что в осиновом лесу можно только удавится. А мужику с топором там самый промысел — желтоватая древесина осины податливая, словно воск: хорошо стругать её, вырезать из неё, что хочешь. И при этом она не трескается и не коробится от времени.бьёт баклуши

Оболванить шабалу до баклуши

Вот уж выраженьице, так и тянет на ненормативную лексику. А тем не менее, всё это термины рабочего процесса!

Найти нужное дерево знает только грамотный баклушник. Подсекая каждое дерево почти у корня, он смотрит на цвет и, если что-то не нравится, оставляет это дерево погибать. Подходящее дерево тут же валит, срубает ветки и сучьи, макушку. Здесь же, в лесу, разделает дерево так точно, словно по линейке, оставив его третью часть и рыхлую сердцевину за ненадобностью гнить в сыром лесу.

Готовые плахи – шабалы складываются в лесу на продув и просушку, а осенью везут до дому. Уж потом эти шабалы оболванивают до состояния той самой баклуши, которую снова надо просушивать.

Вот и получается, что в промежутках от вырубки осины до выбитой баклуши, мужик как будто и не занят другим ремеслом – шатается по деревне без дела. Так и завелось говорить, что раз нечего делать человеку- так значит он бьёт баклуши.

А по сути – всё ложкарное, щепяное мастерство с баклуш и начинается. И, если заготовки окажутся плохими, то и кувшин да миска вскоре треснут и будут протекать.

Поэтому, заготовить правильные баклуши – иметь хороший достаток. И тем более, если продать их в безлесье. Именно с этой работы и начинается токарное мастерство.